Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Людмила Хмельницкая. Новые сведения к биографии Беллы Розенфельд витебского периода



 Людмила Хмельницкая. Новые сведения к биографии Беллы Розенфельд витебского периода

 

В русскоязычных публикациях место получения Беллой Розенфельд среднего образования на протяжении многих лет указывалось с завидным постоянством - витебская женская Мариинская гимназия. Первым об этом написал известный витебский краевед А.М.Подлипский, после которого эта информация стала использоваться другими исследователями. Фонд витебской Мариинской гимназии, находящийся в Национальном историческом архиве Республики Беларусь, сохранился плохо, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть эти сведения архивными исследованиями было невозможно.

Новые возможности для поиска предоставили воспоминания Якова Розенфельда, найденные В.А.Шишановым.

Фонд Алексеевской гимназии, находящийся ныне также в минском архиве, сохранился достаточно хорошо, и проведенная работа по изучению архивных материалов принесла любопытные результаты. Так, было найдено прошение «витебского 2-й гильдии купца Шмуйлы Ицкова Розенфельда» о приеме его дочери в число учениц женской Алексеевской гимназии, оценки Беллы на вступительных и выпускных экзаменах, ее аттестат, а также множество других документов, позволяющих осветить годы учебы спутницы великого художника. Некоторыми итогами этих исследований мне и хотелось бы поделиться.

Витебская Алексеевская женская гимназия была основана 1 июля 1905 г. как 6-классное учебное заведение министерства народного просвещения. До этого в городе существовала только одна правительственная гимназия, основанная в 1870 г. в системе ведомства учреждений императрицы Марии. В начале ХХ века число учениц Мариинской гимназии значительно выросло, и в городе появилась потребность открыть еще одно государственное учебное заведение для девиц разных сословий и вероисповеданий.

Новая гимназия была устроена по типовому положению 1869 г. и получила свое наименование в честь наследника трона Великого князя Алексея Николаевича. С 1 августа было начато формирование штата преподавателей: на работу в гимназию были приняты 2 законоучителя православного исповедания, 10 учителей и 6 классных надзирателей. Должность начальника гимназии временно исполнял инспектор народных училищ Витебской губернии Яков Иванович Тарановский, главной надзирательницей стала княжна Вера Владимировна Волконская, выпускница Петербургского Екатерининского института. Первый состав учительниц и надзирательниц гимназии составили в основном выпускницы виленского Мариинского женского училища, а также витебской и могилевской женских гимназий. Была, однако, среди них и выпускница Петербургского Смольного института, а также выпускница Пензенского художественного училища, преподававшая чистописание (1).

В августе месяце стали принимать заявления и от будущих учениц. 2 августа 1905 г. прошение о приеме своей дочери в Алексеевскую гимназию подал отец Теи Брахман (подруги юности Беллы, о которой она много пишет в своей автобиографической книге), а 10 августа - отец Беллы Розенфельд (2). Обе девушки собирались поступать сразу в 6-й класс гимназии и готовы были пройти соответствующие испытания. Обе они до этого времени учились в Витебском частном семиклассном училище Р.А.Милинарской. Кстати, в прошениях отцов были указаны их полные еврейские имена: Тоуба (Тайба) Вульфовна Брахман и Бася-Рейза Шмуйлова Розенфельд.

В другом архивном документе - «Книге для записи вновь поступающих учениц Витебской женской гимназии министерства народного просвещения" за 1905 г. - находим информацию о и датах рождения девушек: обе они родились в 1889 г., только Бася-Рейзл - 2 декабря (ст.ст.), а Тоуба - 29 января (ст.ст.) (3).

За плечами у обеих подруг остались 5 классов одного из частных христианских учебных заведений Витебска - семиклассного с правительственными субсидиями женского перворазрядного училища, заведовала которым Раиса Александровна Милинарская. Об этом учебном заведении сегодня известно немного. В «Памятной книжке Виленского учебного округа на 1900/1901 учебный год» удалось найти список его преподавателей, который выглядит достаточно странно применительно к биографиям наших героинь: из 18 преподавателей и преподавательниц училища шесть имели звание домашних учительниц, один преподаватель окончил Страсбургский университет, учитель танцев - Венскую балетную школу, двое были кандидатами Петербургского университета, а остальные 8 являлись выпускниками Петербургской и Киевской духовных академий и Витебской духовной семинарии (4). Почему девушки из еврейских семей пошли учиться в христианское учебное заведение, а не, скажем, в ту же Мариинскую гимназию, остается загадкой.

Вступительные экзамены в Алексеевской гимназии подруги выдержали успешно: Бася-Рейзл получила три четверки и две пятерки, Тоуба - две четверки, две пятерки и тройку по русскому языку (5). Решением педагогического совета обе были приняты в 6-й класс.

В конце сентября начались занятия. Постоянное здание для гимназии сразу в Витебске найти было трудно, поэтому размещалась она в наемном доме Гуревич на Замковой улице. Контракт с хозяйкой дома был заключен всего на один год (6). В первый год учебное заведение посещала 261 ученица (7).

24 сентября 1905 г. в гимназии был назначен новый начальник - бывший преподаватель Витебской мужской гимназии, выпускник Петербургского университета Иван Юрьевич Сабин-Гус (8). Он прослужил на этом посту три года, но уже на первый месяц его работы в новой должности пришлись бурные события, связанные с октябрьскими политическими выступлениями 1905 г.

17 октября в Витебске началась забастовка. На улицы вышли отряды рабочей молодежи, которые останавливали работу промышленных предприятий, мастерских и магазинов. На углу Гоголевской улицы возле собора после окончания богослужения из толпы был произведен выстрел в городового, который для последнего оказался смертельным. Патрули открыли ответную стрельбу по толпе. Одновременно в городе циркулировали слухи о том, что в Орше двухтысячная толпа разгромила казенные учреждения и теперь движется к Витебску. Вечером того же дня толпы призывников-новобранцев разгромили несколько магазинов на центральных Смоленской и Замковой улицах.

Напряжение возрастало, на следующий день все ожидали более крупных событий. 18 октября некоторые родители не отпустили своих дочерей в гимназию, некоторые в течение дня приходили сами и забирали их с уроков. В это же время на Смоленской улице возле губернской типографии собралась толпа, требовавшая прочтения царского манифеста 17 октября, который местные власти не решались обнародовать. Начался митинг. Казачий караул пытался разогнать его нагайками, а потом открыл стрельбу. В результате 7 человек было убито и 4 ранено. В тот же день в городе состоялась 20-тысячная демонстрация протеста (9).

В это время в гимназии, когда многие из учениц уже одевали пальто и собирались идти домой, в прихожую ворвалась толпа примерно из 50 человек, большую часть которой составляли семинаристы. Ворвавшиеся стали требовать от начальника гимназии прекращения занятий (10).

Занятия в витебской Алексеевской гимназии были прерваны на два дня. Тем не менее, школьная жизнь быстро вошла в прежнее русло, гораздо раньше, чем в других учебных заведениях города, где еще по-прежнему продолжали предъявляться администрации различные требования.

Т.к. инцидент, произошедший в Алексеевской гимназии 18 октября, был спровоцирован не ученицами, а посторонними лицами и не имел в их среде особой поддержки, он был быстро исчерпан. Тем не менее, начальник гимназии, желая предупредить подобные явления в будущем, «счел полезным поговорить с ученицами старших классов по этому поводу, причем, указывал им на неприличие требований вообще», делая упор на то, что руководство как гимназии, так и учебного округа само осознает недочеты в своей работе и всячески стремится их исправить (11).

Октябрьские события сильно испугали высоких чиновников министерства народного просвещения. Попечитель Виленского учебного округа тут же рекомендовал провести профилактическую работу с учащимися вверенных ему учебных заведений. Следуя этим рекомендациям, 1 ноября начальник Алексеевской гимназии «прочел ученицам старших классов лекцию по поводу Высочайшего манифеста 17 октября», после окончания которой гимназистки задавали вопросы и просили дать на них разъяснения. 21 ноября в актовом зале мужской гимназии (в Алексеевской не было собственного) прошло собрание родителей учениц, на котором было решено создать «Родительский кружок при Алексеевской гимназии», «в котором они могли бы многому поучиться, а иногда и помочь школе своим содействием» (12).

Волнения осени 1905 года, прокатившиеся по всей стране, заставили министерских чиновников теперь с бульшим вниманием относиться к решению поднятых учащимися и их родителями вопросов, касающихся школьного воспитания и обучения. В Алексеевской гимназии училось много девушек из еврейских семей (так, в классе Баси Розенфельд их было около 70%). После неоднократных безуспешных попыток обращений родителей к начальнику гимназии с предложением ввести в круг преподаваемых предметов «закон еврейской веры», министерство, наконец, своим решением от 13 ноября 1905 г. разрешило ввести преподавание этого предмета в гимназии «с назначением (...) по два недельных урока в каждом классе с тем, чтобы преподавание этого предмета велось на русском языке и по одобренным ученым комитетом министерства народного просвещения учебникам» (13). «Законоучитель иудейской веры» был принят на работу в гимназию, правда, только 14 марта следующего года. Им стал Мордух Юхнович, заведующий Витебской талмуд-торой (14) (старшим в которой, как известно, долгое время был Шмуль-Неух Розенфельд, отец Баси).

С аналогичным прошением о введении обучения закону римско-католического исповедания к начальнику гимназии обратились родители-католики. Их ходатайство также было удовлетворено. Таким образом, в Алексеевской гимназии к 1906 году было три законоучителя: православного, римско-католического и иудейского вероисповедания. Правда, начало всех публичных актов в гимназии по-прежнему сопровождалось произнесением одной только православной молитвы.

Шестой класс гимназии Бася-Рейзл Розенфельд и Тоуба Брахман закончили успешно. Знания учениц оценивались по пяти бальной системе, и те из них, что имели годовую оценку 4 или 5 освобождались от сдачи годовых испытаний. Фамилии обеих подруг отсутствуют в ведомостях сдачи испытаний за 6-й класс. Зато находим их в одном из протоколов заседания педагогического совета гимназии: «за примерное поведение, прилежание и отличные успехи в науках при переводе в высшие классы» Басе Розенфельд была выдана награда I-й степени, а Тоубе Брахман - II-й степени (15).

В августе 1906 г. витебская Алексеевская гимназия была преобразована в 7-классную, в связи с чем был набран дополнительный штат преподавателей. Кроме того, было открыто параллельное отделение при 2-м классе и приготовительный класс (16). Летом гимназия переехала в новое, более удобное здание - бывшего I общественного собрания. Еще год назад ее устроители, озабоченные тем, что «Витебск представляет очень плохой выбор таких помещений, какие необходимы для гимназии», обратили внимание на два здания: купца Вишняка на Нижне-Петровской улице в 3-й части города и Гуревич во 2-й части у Двинского моста. Первое располагалось на очень узкой улице, из-за чего в комнаты попадало мало света, и требовало большого ремонта - ранее там находился запасной батальон и лазарет, по причине чего здание было сильно запущено в санитарном состоянии. Другое здание в 1905 г. еще было занято общественным собранием. В то же время, оно очень подходило для размещения в нем гимназии: находилось в центре города, что делало «его удободоступным для жителей обеих сторон р.Двины», одной стороной выходило к реке, а другой - на широкую улицу, что давало «массу света и воздуха» в классах. Кроме того, оно имело «большой зал на два света», который, по мнению начальника гимназии, мог «спокойно заменить ученицам в зимнее и ненастное время двор» и кроме того использоваться как единственный на весь город «прекрасный концертный зал» (17). К началу 1906-1907 учебного года с владелицей здания уже был заключен контракт о сдаче его для гимназии в наем за 3625 руб. в год.

Новый учебный год в гимназии начали уже 392 ученицы. Родители почти 300 из них жили в городе, остальных - в Витебском уезде. Плата за обучение составляла 65 рублей в год (в приготовительном классе - 55 руб.). От платы за обучение начальство гимназии планировало иметь годовой доход в размере 23000 руб., еще 3000 руб. составляли ассигнования Витебской Городской Думы (18).

Весь цикл изучаемых предметов делился на обязательные и необязательные. В число обязательных предметов в 7 классе входили закон Божий, русский язык, алгебра, геометрия, физика и космография. Необязательными считались немецкий и французский языки, педагогика и рукоделие. Плата за обучение необязательным предметам входила в общую сумму платы за обучение в гимназии, но в 7 классе только 6 учениц из 25 посчитали для себя необходимым изучать все необязательные предметы. В их число входила и Бася Розенфельд (Тоуба Брахман отказалась от изучения французского языка).

Сегодня мы знаем, какую большую роль в будущем сыграло для Беллы Шагал знание французского языка, основы которого были заложены в годы учебы в училище и гимназии. В «Ведомости об успехах и выпускных испытаниях учениц 7 класса» у Баси по французскому языку стоят одни пятерки - итоговая оценка за год, по письменному и устному испытаниям. Можно предположить, что не последнюю роль в этом играли преподаватели.

О первых учителях Баси что-то определенное сегодня сказать трудно, но вот о наставнице, преподававшей французский язык в 7-м классе гимназии, сведения сохранились. Известно, что 16 августа 1906 г. на службу в Алексеевскую гимназию на должность учительницы французского языка была принята Мария Ивановна Сазонова, жена отставного штабс-капитана (19). Она была лютеранкой, жила в Швейцарии и только в 1897 г. переехала в Витебск, где вышла замуж за Владимира Федоровича Сазонова. Ее настоящее имя - Мария-Лидия-Элиза Дюборжель (20). Судя по всему, она жила во франкоязычной части Швейцарии (ее дочь Ванда-Наталья родилась в Женеве), что для нашей ситуации особенно важно. Письменные испытания по французскому и немецкому языкам ученицы 7 класса сдавали в один день (12 апреля 1907 г.), и если сравнивать предложенные им для перевода преподавателями тексты (см. приложение), то текст М.И.Сазоновой выглядит гораздо более сложным, т.к. требует большего лексического запаса и способности работать со сложноподчиненными предложениями. Тем не менее, за этот перевод Бася Розенфельд получила 5, в то время как за перевод на немецкий - только 4. Очевидно, что французский язык девушка просто любила и знала лучше немецкого.

Бася и Тоуба занятия в 7-м классе посещали исправно. В архиве сохранился «Ежедневный журнал Витебской Алексеевской гимназии на 1906-1907 год», из которого видно, что подруг не было на занятиях только по субботам, когда в графу «Отсутствующие» заносились не фамилии, а одна фраза: «Все еврейки». Кроме того, за весь учебный год Бася Розенфельд пропустила только два дня (13 января и 12 февраля 1907 г.), а Тоуба Брахман - 9 (из них пять дней в октябре 1906 г., видимо, по причине болезни) (21).

31 марта 1907 г. занятия у выпускниц были закончены. Как свидетельствует запись в «Ежедневном журнале», 7-й класс в этот день был «отпущен». Начался период сдачи испытаний. За период с 9 апреля по 28 мая ученицам пришлось сдать 12 устных и письменных испытаний по 9 предметам и один экзамен (по физике).

Любопытно, что в архиве сохранились протоколы всех испытаний, где содержатся не только оценки знаний учениц, но также и вопросы билетов, на которые им пришлось отвечать. Определенный знак судьбы можно усмотреть в билете, который достался Басе Розенфельд на устном испытании по русскому языку: «Билет №20. «Мертвые души». Значение Гоголя. Характеристика Чичикова» (Тоубе Брахман пришлось рассказывать о биографии и баснях И.А.Крылова) (22).

Темой письменного испытания по русскому языку стала следующая сентенция: «Бедность учит, а счастье портит». Как свидетельствует протокол испытания, 25 учениц 7 класса 11 апреля собрались в зале гимназии, одна из них прочла молитву перед учением, начальник гимназии Иван Юрьевич Сабин-Гус огласил выбранную им тему сочинения, после чего все приступили к исполнению работы. Первое сочинение, переписанное набело, было сдано уже через три часа. Бася сдала свою работу в числе последних - ровно через пять часов после начала, испросив для себя у наблюдателей несколько «добавочных беловых листов» (23). Остается только пожалеть о том, что в архиве не сохранился текст этого одного из ее первых литературных произведений.

Относительно легко давались Басе точные науки. Так, задачу по геометрии все ученицы решали долго, и первый ответ был сдан комиссии только через один час и пять минут после начала работы. Бася Розенфельд решила задачу через полтора часа, тогда как некоторым она покорилась только к исходу третьего часа (24).

Решением педсовета гимназии от 30 мая 1907 г. дочери купца Басе-Рейзе Шмуилевой Розенфельд было определено выдать аттестат за №267 (25). «Общий средний вывод из всех обязательных предметов» у нее составлял 4 7/8, у Тоубы Брахман - 4 3/4, в связи с чем обе были не только «удостоены аттестатов», но и награждены серебряными медалями. Всего же выпускницы 7-го класса получили 2 золотые и 7 серебряных медалей.

Так вместе с последним школьным звонком закончились беззаботное детство и отрочество Баси Розенфельд. Впереди ее ждала большая и сложная жизнь.

 

Приложения.

 

Выписки из протоколов испытаний учениц 7-го класса Витебской Алексеевской гимназии. 1907 г. Билеты, на которые отвечала Бася-Рейза Розенфельд.

 

Письменное испытание по геометрии, произведенное 10 апреля 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.65).

Прямой круглый конус и цилиндр имеют общее основание, причем вершина конуса находится в центре другого основания цилиндра. Боковая поверхность конуса равна 47 1/2 кв. метра, а полная его поверхность содержит 75 3/7 кв. метра. Найти объем цилиндра.

Оценка: 5.

Письменное испытание по французскому языку, произведенное 12 апреля 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.63-63об.).

«Комната Пушкина.

Небольшая детская комната в деревенском сельском домике. Зимний вечер. Окна занесены снегом и разрисованы белыми узорами. На дворе трещит мороз. Тихо в комнатке; метель в трубе и воет, и плачет. В переднем углу, перед образами, теплится лампадка. Направо, за ширмой, кроватка. Налево, у стены, изразцовая печь с лежанкой. Кудрявый, черноволосый мальчик лет шести, с смуглым личиком, лежит на лежанке вверх спиной и, подперши голову локтями, не спускает глаз с старой няни. Старушка в заячьей фуфайке без рукавов, в черной повязке на голове, с добрым морщинистым лицом, большими очками на носу сидит подле печки, на стуле, вяжет чулок и рассказывает мальчику сказку «О рыбаке и рыбке».

Оценка: 5.

 

Письменное испытание по немецкому языку, произведенное 12 апреля 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.67-67об.).

«Я стою на высокой горе; предо мною лежит большой город с великолепными церквами, дворцами и другими зданиями, несколько сел, сады, поля и луга. У подошвы горы струится маленький ручеек, извивается по полям и лугам и впадает в большое озеро. Через ручеек ведет мост на другой берег; а так как речка очень мелка, то люди летом часто переходят босиком через речку (через нее), сокращая себе путь по тропинке через луга в город. Зимою они переходят через лед.

За лесом в трех верстах от нашего дома находится охотничий домик, в котором живет лесничий с своим семейством. Над лесом летают вечером вороны большими стаями и опускаются с пронзительным криком на деревья в свои гнезда».

Оценка: 4.

 

Устное испытание по математике, произведенное 1 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.16).

Билет №8. Деление многочлена на многочлен. Случаи невозможного деления многочлена на многочлен нацело. Какой смысл имеет отрицательный показатель?

Оценка: 5.

 

Устное испытание по русскому языку, произведенное 8 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.24об.).

Билет №20. «Мертвые души». Значение Гоголя. Характеристика Чичикова.

Оценка: 5.

 

Устное испытание по педагогике, произведенное 8 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.52об.).

Развитие познавательной способности. Развитие внешних чувств.

Оценка: 5.

 

Экзамен по физике, произведенный 18 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.57).

Билет №15. Силы (мгновенные, непрерывные и сопротивления). Измерения силы. Действие силы на покоящееся тело. Закон равенства действия и противодействия. Направление силы. Точка приложения ее. Изображение силы. Равновесие. Равнодействующая сила. Сложение сил, действующих на одну точку твердого тела. Разложение сил. Свойства сил.

Оценка: 5.

 

Устное испытание по истории, произведенное 24 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.41).

Билет №22. Алексей Михайлович. Правление Морозова. Внутренние смуты. Соборное уложение. Мятеж вследствие денежного затруднения. Патриарх Никон и дела церковные. История русского законодательства.

Оценка: 5.

 

Устное испытание по космографии, произведенное 26 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.29об.-30).

Билет №16. Падающие звезды. Болиды. Аэролиты. Метеорные потоки. Падающие звезды спорадические и периодические. Метеорный дождь в августе и ноябре. На какой высоте происходит явление падающих звезд. Причины явления. Персиды и Леониды.

Оценка: 5.

 

Устное испытание по немецкому языку, произведенное 28 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.37об.).

Билет №3. Склонение имен прилагательных. Литература: третий период. Перевод: "Астрахань". Чтение и рассказ 16 ст.

Оценка: 5.

 

Устное испытание по французскому языку, произведенное 28 мая 1907 г. (НИАБ, ф.2604, оп.1, д.55, л.49об.).

Билет №6. О имени прилагательном. Степени сравнения от имен прилагательных: bon, mauvais, petit. Мольер. Биография его. Главнейшие произведения.

Оценка: 5.

 

1.Национальный исторический архив Беларуси (далее - НИАБ), ф.2604, оп.1, д.353, л.2об., 4-5.

2. Там же, д.342, л.59; д.346, л.13.

3. Там же, д.8, л.21об.-22, 12об.-13.

4. Памятная книжка Виленского учебного округа на 1900/1901 учебный год. Вильна, 1901. С.268-269.

5. НИАБ, ф.2604, оп.1, д.8, л.21об.-22, 12об.-13.

6. Там же, д.29, л.5.

7. Там же, д.353, л.2-2об.

8. Памятная книжка Виленского учебного округа на 1906/1907 учебный год. Вильна, 1906. С.108; Памятная книжка Виленского учебного округа на 1902/1903 учебный год. Вильна, 1902. С.32.

9. Витебск. Энциклопедический справочник. Мн., 1988. С.314.

10. НИАБ, ф.2604, оп.1, д.349, л.9-12.

11. Там же, л.11-11об.

12. Там же, л.6-6об.

13. Там же, д.355, л.6-6об.

14. Памятная книжка Виленского учебного округа на 1906/1907 учебный год. С.109.

15. НИАБ, ф.2604, оп.1, д.33, л.23, 24, 24об.

16. Памятная книжка Виленского учебного округа на 1906/1907 учебный год. С.108.

17. НИАБ, ф.2604, оп.1, д.29, д.5-5об.

18. Там же, д.31, л.3; д.33, л.30; Памятная книжка Виленского учебного округа на 1906/1907 учебный год. С.108.

19. Памятная книжка Виленского учебного округа на 1906/1907 учебный год. С.110.

20. Хмяльнiцкая Л. Вiцебскiя каранi роду Адлянiцкiх-Пачобутаў // Вiцебскi сшытак. 2000. №4. С.136.

21. НИАБ, ф.2604, оп.1, д.39.

22. Там же, д.55, л.24об.

23. Там же, л.35.

24. Там же, л.65.

25. Там же, л.93-93об.

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. № 2 (10). 2003. С. 13-17.

 

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva