Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Наталья Апчинская. Мастера «Парижской школы». Осип Цадкин (1888-1967)



Наталья Апчинская


Мастера «Парижской школы».

Осип Цадкин (1888 - 1967)1

 

Сын Арона Цадкина, преподавателя древних языков в Смоленской семинарии, и Софии Лестер, происходившей из семьи шотландских судостроителей, переселившихся в Россию при Петре I, Осип (Иосель) Цадкин родился в Смоленске, как считалось до недавнего времени, 14 июля 1890 года. Усилиями витебских исследователей А. Лисова и Л. Хмельницкой были установлены не только тесные связи будущего скульптора в ранний период его жизни с Витебском, где жили родственники его матери, но и новая дата рождения - 28 января 1888 года, которая значится в архивных документах Витебского городского четырехклассного училища.2 В этом училище Цадкин проучился вместе с Шагалом с 1900 по 1904 годы, овладев, помимо всего прочего, столярно-токарным ремеслом, позже пригодившимся ему в скульптурном творчестве. В 1905 году будущий скульптор был послан родителями к родственникам в Шотландию, и после года занятий в местной художественной школе отправился в Лондон, где изучал в основном столярное ремесло и резьбу по дереву. В 1909 году, снабженный рекомендательным письмом графа Давыдова, он навсегда покинул Англию ради Парижа - города, в котором тогда «делалось современное искусство». Ведомый, подобно другим будущим мастерам «Парижской школы», неодолимым стремлением приобщиться к авангардизму, он оставляет после полугода занятий академическую Школу изящных искусств и поселяется в 1911 году в знаменитом «Улье» на Монпарнасе по соседству с Шагалом, Сутиным, Леже и Пикассо. В монпарнасских кафе встречается с Модильяни, Бранкуси, Аполлинером, Жакобом, Сальмоном. Будучи участником Первой мировой войны, создает серию офортов, отражающих потрясение увиденным. Однако уже с середины 1910-х годов главным видом его творчества становится скульптура.

Одно из первых произведений в этом жанре - «Голова человека» (1918), изваянная из камня в обобщающе-брутальном стиле, подчеркивающем вневременный характер образа, перекликающийся и с древней архаикой, и с произведениями современных художников-кубистов. К синтетическому кубизму близок созданный в 1918 году в бронзе рельеф «Женские формы».

В 1920-е годы стиль Цадкина, сохраняя блочность и монументальность, становится более пластичным и обретает определенное равновесие между фигуративным и абстрагированным, изобразительным и выразительным началами.Наряду с бронзой, скульптор активно использует дерево. Главная особенность его образов, определявшая их современность, состояла в поэтическом синтезе реальности. Стоящие над временем статичные изображения наполнялись при этом непрерывным внутренним движением, которое было лишено эмпирического характера и выражалось не только в жестах и мимике, но и в перемещении самих пластических масс, чередовании выступов и углублений, плавном перетекании пространственных планов и пластических сдвигов, что соответствовало духовному характеру изображения. Характерной особенностью Цадкина было сочетание лапидарных, подчас грубоватых объемов с утонченной линеарностью. Язык скульптуры он нередко обогащал языком графики, процарапывая на поверхности статуи элементы изображений или строчки стихов. Внутренняя связь с архаикой обусловливала мифологизм многих произведений художника, имевших зачастую античный или библейский сюжет. Таковы его «Дискобол» (1928), который, подобно дриаде, составляет единое целое со стволом дерева, бронзовая Диана (1934), олицетворяющая порыв, которому не страшна разрушительная сила времени, или библейская Ревекка с кувшином воды, полная целомудренной любви.

Не меньшее место в творчестве Цадкина занимала также тема искусства - музыки, поэзии, живописи. Такова, в частности, бронзовая группа «Музыканты» из Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (1924). Три фигуры с рублеными и одновременно текучими формами образуют нераздельное целое друг с другом, а также с инструментами и нотными листами, представляя в целом как бы овеществленную музыку. Замечательны выполненная в дереве работа «Памяти Баха» и композиция с сидящим музыкантом («Композитор, или Творчество»), обе 1936 года, в которых показано погружение в творческий процесс.

С конца 1920-х и вплоть до последних лет жизни Цадкин работал также над портретными (при всей своей символической обобщенности) изображениями известных поэтов, писателей, музыкантов и художников, продолжая создавать мифологические композиции, подобные «Орфею» (1929), который не столько играет на лире, сколько является ею, или «Поэту и птице» (1939), где вдохновенно вещающий поэт пластически и образно объединен с поющей и устремленной в небо птицей. Для Цадкина творчество имело божественный источник, было экстатичным, родственным стихиям воздуха и огня. Отсюда порой барочная экспрессивность и причудливые всплески форм его произведений, неотделимые, как уже отмечалось, от общей статики изображенного.

Выявление собственных выразительных возможностей скульптурного материала сочеталось у мастера с постоянным интересом ко всему предметному и природному миру. Как будто в память о смоленских лесах, он уподобляет человечество лесу, создает полуабстрактные композиции, воплощающие метаморфозы всего сущего и рождение новых форм, объединяет человеческое и природное начало в образе кентавра.

Однако в центре его внимания все же оставался человек, его творческие порывы и его страдания, порожденные ХХ веком.

В годы войны он создает такие произведения, как «Заключенная», «Пьета», «Раненая птица», а окончание войны знаменует творением, которое принесло ему подлинно мировую славу. Речь идет о «Памятнике разрушенному Роттердаму» (1947-1953), посвященному и уподобленному одновременно городу и человеку. Установленная на гранитном пьедестале бронзовая человеческая фигура с ногами-балками, перекрученным и сквозящим дырой торсом, деформированным в крике ртом и «плещущими» руками в страстном порыве устремлена к небу и выглядит одновременно мольбой о пощаде и предупреждением будущим поколениям.

К наиболее значительным поздним работам скульптора принадлежит цикл фигур из бронзы, посвященных Ван-Гогу. Среди них - погрудный портрет художника, полный трагизма и неукротимой страсти, Ван-Гог, идущий «на мотив» и являющий собой образ вечного странника и посланца людям, а также парная композиция, посвященная братьям Винсенту и Тео, в которой находит завершение сквозная тема всего искусства Цадкина - тема человеческой близости и братства.

 

1 Доклад прозвучал на XVIII Международных Шагаловских чтениях в Витебске 16 июня 2008 г.

2 Хмельницкая Л. Витебское окружение Марка Шагала // Бюллетень Музея Марка Шагала. Вып. 13. Витебск, 2005. С. 60.

 

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. Выпуск 16-17. Витебск: Витебская областная типография, 2009. С. 134-136.

 

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva