Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Исаак Кушнир. О коллекции работ А.Л. Каплана



Исаак Кушнир

О коллекции работ А.Л. Каплана

 

Польша. 1976 год. Город Сопот. Меня из всех достопримечательностей города устойчиво интересуют только книжные магазины. Здесь, в братских странах, можно дешево, относительно свободно и на русском языке купить Булгакова, Пильняка, Цветаеву, Ремизова, Замятина, альбомы по искусству. Трепет, волнение от вдруг нахлынувшей доступности. Глаз резко выделяет немецкий альбом с еврейской фамилией Каплан. Проявляю любопытство. Имя для меня незнакомое. Начинаю пролистывать и обмираю. В рисунках, гуашах, как дежавю, картинки моего детства, местечка, где я родился и прожил 18 лет с дорогими моему сердцу персонажами, сюжетами, где пластика, цвет, детали до боли естественны и точны. А мне уже тогда казалось, что культура местечка и идиш безвозвратно исчезают. Охватившее меня волнение от пристальной достоверности увиденного незабываемо.

 

Анатолий Каплан. Семья. Картон,темпера, гуашь. 1970 г.

 

Так произошло мое первое знакомство с Анатолием Капланом (как позже выяснилось, тоже проживающим в Ленинграде), которое, к сожалению, не переросло в личное знакомство. Каплана не стало. Но я «заболел» всерьез и на всю жизнь.

Родина Каплана - белорусский город Рогачев, как слепок с моего местечка, как слепок с тысяч других местечек еврейской оседлости.

Коллекционированием работ Каплана я занят последние 20 лет. Когда-то в букинистических магазинах можно было купить отдельные работы Мастера - офорты, литографии, рисунки. Иногда попадалась и керамика. Весь круг моего общения из числа художников, коллекционеров, искусствоведов и галеристов был озабочен поиском Каплана для моей коллекции. Возможности были достаточно ограничены, но кое-какое небольшое собрание у меня было сформировано.

Чудо произошло в конце 90-х годов прошлого века, когда казалось, что весь Каплан уехал в Европу, за океан и на землю обетованную. Через художника Леона Ниссенбаума и искусствоведа Давида Ноевича Гобермана я был представлен племяннику Анатолия Львовича, как потом выяснилось, владельцу творческого наследия Каплана. Моя неподдельная любовь, желание посвятить свою жизнь популяризации творческого наследия А. Каплана были настолько убедительными и искренними, что в моей коллекции появилась достаточно внушительная часть наследия Каплана. До меня очень многое сделали для популяризации имени Каплана друзья его семьи - Лия Штродт и Александр Щедринский, немецкие друзья художника. Началась кропотливая работа по систематизации и описанию творческого наследия и личного архива художника. На этом этапе неоценимую помощь оказал мне директор Центра «Петербургская иудаика» Валерий Дымшиц. Потрясающий подвижник и умница, знаток еврейской истории и культуры. Общение с ним очень помогло мне в более глубоком, основательном проникновении в творчество Каплана. К 100-летию со дня рождения художника мы совместно сделали первую выставку А. Каплана из моего собрания. Впервые, после знаменитой выставки 1995 года, были представлены рисунки, офорты, литографии, гуаши, пастели, живопись и, наконец, божественная керамика.

В Советском Союзе имя А. Каплана было известно только узкому кругу любителей искусства, несмотря на то, что в мире его имя уже приобретало достаточно серьезные позиции. Немногие официальные художники могли похвастаться таким количеством персональных выставок в крупных музеях и галереях в десятках стран мира. Многие известные музеи считали за честь иметь в своих собраниях работы Анатолия Каплана. На Западе издавались десятки книг с репродукциями Каплана, заказывались сотни папок с его литографиями. В полной мере открыть для России Каплана стало моей навязчивой идеей.

Большая ретроспективная выставка из собрания моей семьи прошла в Русском музее в 2007 году в залах Инженерного замка. В течение более двух месяцев выставку посетили более четырех тысяч человек. Ярким событием в культурной жизни города стал выход альбома «Анатолий Каплан» из собрания моей семьи, выпущенный Русским музеем на трех языках и напечатанный в Италии.

 

Открытие выставки А. Каплана в Русском музее. 2007 г.

 

Здесь началась моя благотворительная деятельность. Я принес в дар Русскому музею 55 рисунков А. Каплана, относящихся к 1920-м - 1930-м годам. Впрочем, подобные дары я в дальнейшем приносил всем музеям, где проходили выставки Анатолия Каплана. В работе над выставкой мы близко подружились с ее куратором, заведующим отделом графики Русского музея Наталией Козыревой. Все мои дальнейшие проекты по популяризации творчества Анатолия Каплана связаны именно с ней. В следующем году по приглашению Ирины Антоновой, директора ГМИИ им. Пушкина, выставка Анатолия Каплана переехала в столицу. Это была первая выставка художника в Москве. И опять триумф. Выставку дважды продлевали до полутора месяцев. Восторженность москвичей была вознаграждена через год выставкой в Литературном музее, где были представлены иллюстрации А. Каплана к произведениям Шолом-Алейхема. Имя Каплана становится предметом интереса коллекционеров, все чаще фигурирует на антикварных салонах и аукционах Москвы и Европы.

 

Открытие выставки А. Каплана в ГМИИ им. А.С. Пушкина. 2008 г.

 

В мае 2011 года в залах Петербургской Академии художеств прошла большая выставка литографий художника, посвященных Ленинграду, которая позднее экспонировалась в Государственном Эрмитаже.

Занимаясь биографией и творчеством Каплана, невольно сравниваешь его тему в искусстве с именем его великого земляка Марка Шагала. Всю жизнь Каплан позиционировал и соизмерял свое творчество с великим Мастером. Шагал был для него непререкаемым авторитетом, с которым он вел постоянный негласный диалог.

Показать работы Каплана в Витебске, на родине Шагала, в музее его имени, было делом моей чести.

Счастливое знакомство с директором Музея Марка Шагала Людмилой Хмельницкой стало для меня полным откровением. В 2011 году двери Музея Марка Шагала гостеприимно открылись для выставки работ Анатолия Каплана. Выставка носила название «Я родом из Рогачева...» и явилась первой ласточкой возвращения А. Каплана на родину в Белоруссию.

Прекрасно оформленное пространство музея и достаточно представительная экспозиция имели большой общественный резонанс. Историческое значение этой выставки для Белоруссии, как мне кажется, состоит в том, что нам с Людмилой Хмельницкой удалось надолго и по-настоящему обеспечить открытие для Белоруссии еще одного яркого имени плеяды великих художников XX века.

Там же, в музее, возникли контакты с творческой интеллигенцией города Рогачева. Моя давнишняя мечта основать в Рогачеве музей Каплана стала обретать очень осязаемые формы.

Прошедшие весной в Рогачеве первые Каплановские чтения, в которых участвовали специалисты России и Белоруссии, стали ярким событием культурной жизни.

В моей коллекции представлен весь спектр творческого наследия А. Каплана с 1927 по 1980 годы. Рисунок, литография, офорт соседствуют с гуашью, пастелью и живописью. Никого не оставит равнодушным скульптура и керамика Мастера.

В настоящее время я готовлю в дар городу Рогачеву большую музейную экспозицию работ Анатолия Каплана.

Организация музея станет настоящим событием культурного, нравственного, духовного и воспитательного значения. Это и будет нашим общим поклоном памяти еще одного выдающегося сына белорусской земли - Анатолия Каплана.

Я думаю, что Каплан об этом мечтал.

 

Исаак Кушнир, коллекционер,

Санкт-Петербург, Россия

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. Выпуск 19-20.

Витебск: Витебская областная типография, 2011. С. 169-170.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva