Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Вера Сергеевна Костровицкая. Воспоминания об Иване Ивановиче Соллертинском



Вера Сергеевна Костровицкая.

Воспоминания об Иване Ивановиче Соллертинском

 

И.И. Соллертинский и Д.Д. Шостакович
Вышло так, что в последнем классе училища, весною 1922-го года, нас, кроме танцев, нечему было больше учить. В достаточной степени необразованные, кое-как проучившись все первые послереволюционные годы, мы формально закончили семилетку в шесть лет (тогдашнее среднее образование) и ничего другого нам не полагалось.

По «малолетству» (нам было по шестнадцать лет) нас не хотели принимать в бывший Мариинский театр, и надо было оставаться в училище еще на год. Нас отчислили из интерната, мы жили дома и считались в школе «отщепенцами». Знаменитая инспекторша Варвара Ивановна Лихошерстова считала нас «заразой для училища», хотя кроме факта существования ничего предосудительного от нас не исходило.

Директор училища А.А. Облаков достал необходимые средства и организовал для нас цикл гуманитарных лекций, назвав нашу группу «студия». В классы с партами нас не пускали, занятия происходили в кабинете Облакова.

Зима 1922-1923 года была холодной, а отапливались немного только танцевальные залы. Приходили мы в директорский кабинет, переодевшись после урока классического танца, в шубах, валенках и рукавицах; усаживались вокруг большого письменного стола и, в ожидании лекций, без стеснения клали ноги на стол. Наготове у нас всегда было объяснение: «Ногам нужен отдых», - так говорят все балерины, «а скоро урок поддержки или репетиция» и т.п.

Если читать лекцию приходил А. Гвоздев (будущий профессор) или театровед Извеков, ноги молниеносно исчезали под столом. Появление Ивана Ивановича Соллертинского не вызывало никаких телодвижений. Мы продолжали уютно сидеть в кожаных креслах, расположив ноги на столе.

Соллертинский был всего на три-четыре года старше нас, одет в прохудившуюся солдатскую шинель времен Гражданской войны, носил рваные башмаки, а на голове - суконный башлык. Видел ли он нас и наши позы, я не знаю...

Входя, он быстро садился в директорское кресло, и его небольшие с зеленоватым блеском глаза на бледном одутловатом лице всегда смотрели поверх наших голов в одному ему известные дали. Отрывисто, с легким повизгиванием в голосе, начинал занятия. Читал он нам западную литературу. Начав безо всякого предисловия с «Песни о Роланде». На столе лежала книга, но читал он весь текст наизусть, без пропусков.

Мы удивлялись, не зная еще, какой необычайной памятью обладал этот человек. Он знал не только наизусть целые произведения, но и безошибочно мог сказать, на какой странице написан тот или иной абзац. Гениальная сверх память, благодаря которой он без труда говорил на всех европейских языках и в короткий срок изучил санскрит. Знал все оркестровые партитуры и мог на память, мысленно, продирижировать для себя любую симфонию.

Встречая его иногда на улице, преимущественно на Невском, мы громко возглашали: « Здрасьте, Иван Иванович!» Ответа не было. Слегка согнувшись, глядя поверх прохожих, никого и ничего не замечая, Соллертинский шел всегда по левой стороне тротуара, что-то бормоча, размахивая кистью правой руки на манер дирижерской палочки. Левою рукою он крепко прижимал к пояснице старенький портфель.

Готовые насмешничать по любому поводу и без повода, мы никогда над ним не смеялись. Нас подкупала его доброжелательная вежливость, простота, наивная уверенность в том, что мы образованы ничуть не меньше, чем он сам, а главное - одержимость музыкой, литературой.

Мы и сами были «одержимы» своим искусством и всем, что удавалось посмотреть и услышать. Пробирались на бесплатные вечера Маяковского и Есенина в бывший зал Государственной думы, ходили на оперные и драматические спектакли в Малый Оперный театр, дружили со взрослыми по сравнению с нами художниками Б. Эрбштейном и В. Дмитриевым, учениками Академии художеств по классу Петрова-Водкина, впоследствии известными театральными художниками.

И ... питаясь дома преимущественно ячневой кашей и брюквой, постоянно мечтали о соблазнительных булочках и пирожных, в изобилии выставленных в окнах нэпманских кондитерских.

Встречи в юности с Соллертинским и, кажется, первые в его жизни лекции, прочитанные нам - еще несмышленышам, связали дружбой некоторых из нас с Иваном Ивановичем на всю дальнейшую жизнь, а самого его сделали любителем хореографии, постоянно посещающим балетные спектакли школы и театра.

Впоследствии Соллертинский стал членом художественного совета при театре им. С.М. Кирова. Спустя несколько лет, когда мы были уже артистами Кировского театра, Соллертинский начал читать в Филармонии перед симфоническими концертами свои интереснейшие лекции, пропагандируя малоизвестную тогда в России музыку Малера и Брукнера. Нам в это время удалось прослушать много симфонических произведений с иностранными дирижерами, в том числе и с Отто Клемперером.

Иван Иванович устраивал так, что все лучшие концерты назначались в выходной день балетной труппы. Это была наша общая с ним маленькая тайна. Мы забирались наверх на хоры, брали с собою коврики и усаживались прямо на полу. Если мы бывали свободны, Иван Иванович звал нас иногда и на дневные оркестровые репетиции. Пожалуй, это было еще интереснее настоящих вечерних концертов.

Довольно хорошо зная с детства фортепианную музыку, я не знала тогда симфоническую. Остановки во время репетиции, частые повторения отдельных тактов и фраз симфоний, помогали воспринимать целиком все произведение. Замирало сердце, когда сухой легкий стук дирижерской палочки по пюпитру внезапно останавливал оркестр. Затем голос дирижера произносил магическое: «Цифра такая то...», и фразы повторялись.

В совершенно пустом зале нет никого кроме нас и Ивана Ивановича, склонившегося над партитурой в углу, за колонной. Из верхних окон на хорах, в архитектурной перспективе которых при взгляде снизу получалась острая скошенность амбразур, напоминающих готические соборы, лился глубокий синий дневной свет, очень чистый и холодный. Волшебные часы, проведенные вне времени и пространства...

После этих репетиций я обычно шла к одной моей приятельнице, на квартире которой Иван Иванович терпеливо и щедро приобщал нас двоих к французскому языку. На столе лежал Ромен Ролан «Жан Кристоф».

Соллертинский обладал добродушным, мягким характером с некоторой склонностью к иронии, вполне безобидной. На протяжении многих лет знакомства я не помню его сердитым или раздраженным.

Обожал сниматься, но обязательно на рынках, у уличных «пятиминутных» фотографов, на фоне, намалеванных вместе корабля, аэроплана, роскошных колонн и гор. Если попадался экран с изображением лихого казака с саблей и на коне, Иван Иванович не мог удержаться от соблазна сфотографироваться, просунув голову в специальное отверстие между папахой и шеей. (На этих фотографиях сходство Соллертинского с актером театра Мейерхольда Игорем Ильинским получалось поразительное).

Пока фотограф удалялся в маленькую будку приготавливать карточки, Иван Иванович успевал поговорить с молочницей, с женщиной, торговавшей трехкопеечными ирисками, и т.п. Соллертинскому органически было присуще чувство демократизма, которое позволяло ему одинаково естественно держать себя в беседе с чопорными иностранными дирижерами и персонажами тогдашних толкучих рынков.

Крупнейший ученый-музыковед своего времени, смелый исследователь истории театра (в частности, французского), знаток оперы, балета, литературы, лектор по психологии и эстетике, публицист и переводчик...

Невозможно перечислить все, что сделано Соллертинским за недолгие годы его жизни (41 год), и, при всей занятости и огромном объеме различных работ, он всегда был простым, приветливым, без тени усталости и доступным каждому.

 

Ленинград, 1969 год

Соллертинский Иван Иванович ((20.11) 03.12.1902, Витебск - 11.02.1944, Новосибирск) - критик, гуманитарий, педагог, историк музыки, театра и литературы, полиглот, искусствовед, переводчик.

Костровицкая Вера Сергеевна ((03)16.01.1906, Петербург - 27.09.1979, Ленинград) - балерина Мариинского театра, педагог Ленинградского балетного училища, автор нескольких книг по классическому балету, заслуженный деятель искусств БССР.

Брукнер Антон Йозеф (1824 - 1896) - австрийский композитор. Его перу принадлежат 9 симфоний и ряд культовых сочинений. Наследуя традиции симфонизма венской школы, творчество Брукнера в значительной степени определило пути дальнейшего развития немецко-австрийского симфонизма, вплоть до Густава Малера. С 1929г. в г. Ленце (на родине композитора) проводится посвященный Брукнеру музыкальный фестиваль.

Гвоздев Алексей Александрович (1888 - 1939) - искусствовед, литературовед, критик и педагог, основатель ленинградской театроведческой школы. Доктор филологических наук, профессор. Среди его учеников С.С. Данилов, Ю.И. Слонимский, И.И. Соллертинский.

Дмитриев Владимир Владимирович (1900 - 1948) - живописец, театральный художник. В молодые годы тесно общался с двумя выдающимися мастерами русского искусства - живописцем К.С. Петровым-Водкиным и режиссером В.Э. Мейерхольдом. Лучшие его произведения 1920-х гг. были созданы для музыкальных театров Ленинграда и Москвы, позднее работал главным художником во МХАТе, в Большом театре в Москве и др. Заслуженный деятель искусств РСФСР. Лауреат четырех Сталинских премий.

Есенин Сергей Александрович (1895 - 1925) - известный русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии и (в более позднем периоде творчества) имажинизма.

Ильинский Игорь Владимирович (1901 - 1987) - русский актер театра и кино, режиссер театра, народный артист СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат трех Сталинских премий первой степени.

Извеков Николай Павлович (1886 -1942) - русский советский историк театра. Специалист в области техники сцены. В 1923 г. организовал при Государственном институте истории искусств (ныне Санкт-Петербургский государственный институт театра, музыки и кинематографии) и возглавил первую в стране театральную лабораторию.

Клемперер Отто (1885 - 1973) - выдающийся немецкий дирижер и композитор. Любителям музыки известен как автор оперы, симфонии, мессы, ряда фортепьянных пьес, вокальных и инструментальных сочинений. Дебютировал в 1906 г., с 1907 г. работал в Пражской опере, в дальнейшем - в Страсбурге, Кельне, Висбадене, Берлине.

Лихошерстова Варвара Ивановна - инспектор Театрального балетного училища, много лет служившая в училище и известная своим жестким отношением к воспитанницам.

Малер Густав (1860 - 1911) - выдающийся австрийский композитор и дирижер. Один из крупнейших симфонистов XIX и XX вв.

Маяковский Владимир Владимирович (1893 - 1930) - русский поэт и драматург, один из виднейших представителей русской поэзии ХХ в. По силе таланта и размаху литературной деятельности Маяковский принадлежит к числу титанических фигур русского искусства.

Мейерхольд Всеволод Эмильевич (1874 - 1940) - российский и советский режиссер, актер, педагог. Народный артист Республики (1923), представитель символизма. В 1922-1924 гг. руководил Театром Революции, открыл в Москве Театр РСФСР - 1, затем молодая труппа называлась Театром актера, позже - театром ГИТИС, а с 1923 г. - Театром им. Мейерхольда.

Облаков Андрей Александрович (1874 - ?) - артист, педагог. С 1919 г. управляющий (директор) Петроградского хореографического училища. Стремился улучшить систему преподавания в училище, привлек к работе А.Я. Ваганову.

Петров-Водкин Кузьма Сергеевич (1878 - 1939) - крупный художник русского авангарда начала ХХ в. Создал теорию так называемой «сферической перспективы». Талантливый самобытный писатель.

Ромен Ролан (1866 - 1944) - известный французский писатель, романист и публицист, лауреат Нобелевской премии (1915 г.). В романе-эпопее "Жан Кристоф" (1904 - 1912) показаны духовные искания и метания гениального музыканта на фоне картины упадка культуры Европы накануне 1-й мировой войны.

Эрбштейн Борис Михайлович (1901 - 1963) - живописец, график, театральный художник. Учился живописи у К.С. Петрова-Водкина. С юности был дружен с художниками В.В. Дмитриевым, С.М. Гершовым, композитором Д.Д. Шостаковичем, актером Э. Гариным, поэтом Д. Хармсом, Ю.И. Слонимским, И.И. Соллертинским.

Училище - автор имеет ввиду Санкт- Петербургскую Академию русского балета им. А.Я. Вагановой (сегодняшнее название). Основана в1738 г. как «Танцевальная Ея Величества школа». В 1829 г. балетные классы наряду с оперными и драматическими вошли в Императорское Петербургское театральное училище. После октября 1917 г. переименовано в Государственное Петроградское театральное училище и находилось в ведении Управления Ленинградских академических театров. В 1928 г. балетное отделение преобразовано в Хореографический техникум, а в 1937 г. - в Хореографическое училище. В 1957 г. училищу присвоено имя А.Я. Вагановой (1879-1951). В 1991 г. преобразовано в Санкт-Петербургскую Академию русского балета им. А.Я. Вагановой. В 1941 - 1944 гг. училище было эвакуировано в г. Молотов (Пермь).

Невский - Невский проспект является с 1712 г. и по сей день главной магистралью Санкт-Петербурга-Петрограда-Ленинграда-Санкт-Петербурга. В то же время это - одна из красивейших и старейших улиц города, где каждый дом является свидетелем «забытого и незабываемого в минувшем». «Здесь создавались не отдельные здания с их самодовлеющей красотой, а строились целые архитектурные пейзажи». Невский - это одна из немногих в мире центральных городских магистралей, сохранивших целостность своего первоначального художественного облика, полностью сформировавшегося к тридцатым годам ХIX в.

Малый оперный театр - сегодня Санкт-Петербургский Государственный Академический театр оперы и балета им. М.П. Мусоргского. В 1833 г. состоялось открытие нового, построенного по проекту архитектора А. Брюллова, Императорского Михайловского театра. Он создавался как филиал Мариинского театра, был его экспериментальной площадкой с общей труппой солистов. Поначалу театр не имел ни своей труппы, ни жанровой направленности. Театральное здание использовалось в основном как концертный зал. В 1918 г. открыт как филиал Государственного театра оперы и балета в помещении бывшего Михайловского театра. Несколько раз театр менял наименование. В наши дни это - один из ведущих театров Санкт-Петербурга и России.

Зал Государственной думы - имеется в виду здание Городской думы с башней. Это комплекс зданий на углу Думской улицы и Невского проспекта. Состоит из здания Городской думы и башни Городской думы, расположенной на углу Невского. Здание Городской думы построено в 1847 - 1852 гг. по проекту архитектора Н.Е. Ефимова по мотивам итальянского ренессанса, позднее неоднократно перестраивалось. Башня думы возводилась как функциональное сооружение - сигнальная башня на случай пожара, звено линии оптического телеграфа Петербург - Варшава. В ее залах проводились лекции, концерты, затем располагался Экспериментальный театр, железнодорожные кассы и т.д. Сегодня размещается Детская филармония, музыкальная школа и др.

Театр им. С.М. Кирова (Мариинский театр) - один из старейших театров России. Является не только одним из ярчайших представителей оперного и балетного искусства мирового значения, но и уникальным памятником архитектуры Санкт-Петербурга второй половины XIX - началаXX вв. Мариинский театр был открыт в 1783 г. как Каменный (Большой) театр. С 1860 г. стал носить название Мариинский в честь императрицы Марии Александровны. С 1919 по 1991 гг. театр назывался Государственным академическим театром оперы и балета им. С.М. Кирова (сокращенно его называли Кировский театр). В 1991 г. театру возвращено его прежнее название - Мариинский театр.

Филармония - речь идет о Санкт-Петербургской Академической филармонии им. Д.Д. Шостаковича. Большой зал (здание бывшего Дворянского собрания, построенное в 1834 - 1839 гг. по проекту ученика Карла Росси архитектора Поля Жако). С середины XIX в. в зале Дворянского собрания часто проходили концерты. Здесь выступали Лист, Вагнер, Берлиоз, Рихард Штраус, Малер, Сибелиус, Римский-Корсаков, Рахманинов, Скрябин. В 1893 г., за девять дней до кончины, П.И. Чайковский дирижировал здесь премьерой своей Шестой («Патетической») симфонии. 12 июня 1921 г. в здании Дворянского собрания была открыта филармония - первая в России. С того времени и до сегодняшнего дня Филармония является главной площадкой музыкального Санкт-Петербурга и одним из крупнейших музыкальных центров Европы и мира.

Комментарии Т.Г. Федотовой.

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. Выпуск 19-20.

Витебск: Витебская областная типография, 2011. С. 46-49.

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva