Музей Марка Шагала
Беларускi english deutsch francais русский

Михась Цыбульский. Соломон Гершов: темперамент лирического экспрессиониста



Михась Цыбульский. Соломон Гершов: темперамент

лирического экспрессиониста

 

Соломон Гершов наверняка мечтал о своей персональной выставке в Витебске, поскольку двенадцать лет, некогда проведенных в этом городе, стали судьбоносными для его творчества. Похоже, именно здесь молодой художник окончательно определился в своих творческих приоритетах, отдав предпочтение фигуративности и сюжетности, живописной экспрессии и эмоциональной выразительности образа.

Будем искренни - несмотря на очевидную представительность экспозиции живописи и графики Соломона Гершова в Арт-центре Шагала витебскому зрителю, конечно же, явно недоставало оригинальных работ художника, выполненных им в тот самый довоенный "витебский" период. Как недоставало сценографических эскизов к спектаклям, поставленным в 1942 г. в Белорусском государственном еврейском театре, или картины "Освобождение Западной Белоруссии", экспонированной в мае 1941-го на Всесоюзной выставке Московского отделения Союза художников и удостоенной там третьей премии... И, тем не менее, эта выставка стала настоящим подарком витеблянам, до нее непосредственно знакомым лишь с несколькими работами Соломона Гершова, подаренными автором в середине 1970-х областному краеведческому музею.

Удачно организованная экспозиция в целом ярко продемонстрировала тот факт, что одно из центральных мест в творчестве Соломона Гершова занимают сюжетные композиции. Нередко это целые циклы, в которых отсутствует повествовательное начало, а обычные эпизоды и сцены жизни приобретают притчевый характер. И это не просто особенность живописных и графических работ С. Гершова, а стиль его художественного мышления, о чем свидетельствуют автобиографические записи, сделанные им в 1970-х годах, где также повсеместно доминируют конкретные факты и события.

При всем своеобразии творческой манеры С. Гершова в его работах невозможно не отметить сюжетно-тематических и образных параллелей с композициями М. Шагала. Но несмотря на близость драматургии и схожий характер иконографических типажей, а порой и стилистики, работы Соломона Гершова лишены присущих произведениям всемирно известного витеблянина символики и поэтических конструкций.

В основе творческой манеры Соломона Гершова - стихия непосредственности, экспрессия. Активная по своему характеру художественная форма, вместе с тем, эскизна, словно не завершена. Вполне справедливо один из авторов альбома "Соломон Гершов" назвал художника "мастером экспромта", творцом, ориентированным на принцип "нон-финита". Метафорический характер образов и эмоциональная импульсивность живописных ритмов, импровизационность и глубоко личностное обостренное восприятие действительности присущи большинству работ С. Гершова, созданных в 1970-е -1980-е годы. Многие произведения художника словно балансируют на грани живописной экспрессии и аскетически сдержанной графичности. Однако музыкальность звучания присуща и вибрирующим мазкам, и динамическим колористическим пятнам, и чувственно-трепетным линиям. Соломона Гершова никогда не ограничивали особенности материала, он рисовал всем, что попадало под руку - темперой, гуашью, акварелью, углем, фломастером, нередко соединяя их в смешанной технике.

Ряд композиций, представленных на выставке, создан, скорее всего, под впечатлением посещения Витебска ("Витебск",1975; "Витебский мотив", 1975). Художник не стремится моделировать пластику персонажей, размашисто записывает плоскости цветом, несколькими мазками лишь намечает фигуры и лица ("Наполеон в Витебске", 1977; "Провинция", 1972). Эффектно и очень живописно смотрятся его "Воспоминания о Витебске" (1975), написанные на обратной стороне обоев. Вообще в ряде композиций С. Гершова современность тесно переплетена с детскими воспоминаниями. Это особенно касается его художественных "размышлений" над смыслом бытия и композиций с мотивами похорон ("Еврейские похороны в Витебске", сер. 1970-х; "Похороны", 1968; "На кладбище", 1976). Дело в том, что дом, в котором жили Гершовы в Витебске, стоял недалеко от старого еврейского кладбища. "Ничто не проходит бесследно, особенно в годы становления личности", - писал художник, вспоминая это время.

Еще в Витебске С. Гершов основательно изучал Тору, а позднее всю жизнь Библия была тем источником, который будил творческую фантазию художника. Но отнюдь не возможность иллюстрирования этих книг всегда привлекала художника. В своих работах С. Гершов очень редко ссылается на какой-то конкретный сюжет или сцену, ограничиваясь общим названием произведения - "Библейский мотив". Прикасаясь к загадочной атмосфере предания, не углубляясь в исторический контекст, художник нередко только озвучивает мотив, представляя его стаффажными фигурами персонажей ("Царь Соломон и его жены", 1970-е).

Важная черта в творчестве Соломона Гершова - интерпретационность. Эмоциональная открытость и восприимчивость художника к музыке, литературе, произведениям изобразительного искусства вдохновляют его на создание композиций по известным произведениям искусства. В таком ключе выполнены композиции "Размышление о древнерусской живописи" (1977), "По мотивам «Моления о чаше» Эль Греко" (1987-1988), серия произведений, посвященных композициям Микеланджело (1960-1980-е), серии "По мотивам Седьмой симфонии Д. Шостаковича" (1984), "Героическая симфония Л. Бетховена" (1988), "По мотивам рассказов И. Бабеля" (1975-1976), "Гамлет" (1986). Очевидно, что кроме эмоциональных впечатлений от известных шедевров С. Гершова волнует психология их создателя, его взаимоотношения с окружающим миром, отношения автора и героя. Как своеобразные пластические и психологические диалоги смотрятся двухфигурные композиции "Пиросмани и Маргарита" (1975), "Гамлет и Офелия" (1986), "Моцарт и Сальери" (1986).

Совершенно особое место в творчестве С. Гершова занимают портреты. Среди персонажей немало знаковых для своего времени фигур деятелей культуры и искусства. С одними художника временно сводила судьба, с другими он дружил годами. Портретные изображения представляют собой натурные зарисовки и фантазийные композиции. При этом внешнее сходство не слишком привлекает художника, который словно медитирует под впечатлением роли той или иной творческой личности. В "Портрете Марка Шагала" (1987) лицо художника представлено фронтально и попадает под обрез края листа. Выразительные акценты на лице сделаны лимонным кадмием прямо из тубы. Вообще этот прием использования краски нередок в работах С. Гершова. Художнику как будто не хватает силы живописных контрастов, и он акцентирует свет и отдельные элементы лимонной, желтой краской, выдавливая ее на лист прямо из тюбика.

В середине 1970-х, уже после смерти Шостаковича, Гершов создает несколько его портретов темперой, опираясь на сделанный в 1967 г. в Доме творчества в Репино натурный портрет композитора. Впечатления от той или иной модели будто бы сконцентрированы в колорите произведения. Такими перед нами предстают серебряно-серебристый "Микеланджело Буанаротти" (1986), коричнево-красный "Бетховен" (1986), ультрамариново-зеленый "Моцарт" (1977), зелено-коричневый "Эйнштейн" (нач. 1980-х), ультрамариново-охристый "Паганини" (1984). Соломона Гершова в творчестве более всего увлекает эмоция, которую он стремится поймать и отобразить ("Переживание", 1980-е; "Грусть", 1987; "Прощание", 1984; "Серьезный разговор", 1976).

Тема старости и одиночества, так удачно в свое время прозвучавшая у Рембрандта и Ю. Пэна, привлекает и С. Гершова. Но многие образы написанных им стариков совсем не отличает глубина психологической интерпретации. Это скорее линейно и живописно выраженный дух, внутреннее состояние человека, много пережившего и увидевшего ("Старик", 1985; "Старые люди", 1970-е; "Старик", 1986; "Судный день (Старики)", 1985). В то же время, психологическая выразительность отнюдь не чужда создаваемым С. Гершовым образам, о чем свидетельствует написанный им в смешанной технике на цветном картоне "Портрет отца (Утренняя молитва)" (1970-е).

Целый зал Арт-центра был отведен наброскам и зарисовкам С. Гершова, выполненным различными материалами (акварель, карандаш, фломастер). Среди них особенно удачны и экспрессивны "Молодой музыкант" (1979), "Две женщины" (1983), "Ангел пришел" (1971), "Карандаш (Портрет клоуна)" (1968). Экспонировались и несколько графических листов, посвященных грузинской тематике ("Пастух. Грузия", 1976; "Грузинский мотив", 1976; "Грузинка", 1980).

В достаточно обширном перечне выставок произведений Соломона Гершова, состоявшихся уже после смерти художника, экспозиция в Витебске наверняка займет достаточно скромное место. И, вместе с тем, место почетное - как первая выставка зрелого мастера в городе своей юности, в музее, носящем имя одного из его самых любимых учителей.

 

Бюллетень Музея Марка Шагала. Вып. 14. Витебск, 2006. С. 23-25.

 

Иллюстрация:

С. Гершов. Портрет Марка Шагала. 1987. 

 
На главную
Сайт обновлен в 2008г. за счёт средств гранта Европейского Союза





© 2003-2008 Marc Chagall Museum
based on design by Alena Demicheva